22 апреля 2013 15:47Все записи, Ландшафт

«Образовательные стартапы будущего будут сильнее прорастать в offline»

Создатели аггрегатора онлайн-курсов eclass.cc Григорий Сапунов и Юрий Куприянов рассказывают о своем проекте и новом образовательном ландшафте.

Изначально вы вдохновлялись западными проектами?

Григорий Сапунов: Скорее вдохновляло собственное представление об идеальном и ещё не реализованном, которое очень хотелось бы иметь и можно было сделать.
Мы знали про Class Сentral, он не устраивал вообще. Знали про Knollop, он был получше за счёт социальности, но тоже многого не позволял. Кроме того у обоих сервисов были (и остались) большие проблемы с наполнением. Также не устраивало, что ни в одном из подобных сервисов совсем не было русскоязычного материала.

Идея пришла во время одного из обсуждений будущего образования. Пообсуждали, потом проанализировали рынок, вспомнили эти забытые за ненадобностью сервисы и убедились, что они ещё не реализовали практически ничего из нужного нам.

Юрий Куприянов: Я в упомянутом обсуждении участвовал, но идея пришла только Грише, в какой-то момент он неожиданно выкатил первую версию, пояснив, что это — результат того разговора.
Подобные аггрегаторы только начали появляться — сейчас их, кажется, четыре. На Eclass есть информация о 3300 курсах, хотя подключено всего семь источников. Скоро подключим еще десяток.

Григорий Сапунов

Сколько онлайн-курсов вы прошли сами до появления Eclass?

Григорий Сапунов: Порядка двадцати прошёл полноценно с экзаменами и сертификатами. Ещё парочку в режиме просмотра видео, и ещё один бросил.

Юрий Куприянов: Я записывался курсов на десять, но ни одного не прошел до конца. Мы же Eclass делаем для себя — Гриша делает, чтобы лучше искать курсы, а я хочу понять, что мне мешает и чего не хватает для успешных прохождений. Пока есть рабочая гипотеза: дело в оргдизайне. Вообще-то и видеокурсов и курсов с заданиями в Сети полно с 2004 года. Но Coursera, Udacity и другие «выстрелили» совсем недавно, по-иному структурировав курсы. При жестком оргдизайне намного больше людей находят в себе силы доучиться.

Какая у проекта цель? Планы развития?

Юрий Куприянов: «Самый лучший аггрегатор» — это только первый этап.

Григорий Сапунов: Это также и ответ на вопрос про то, насколько мы вдохновлялись проектами типа Сlass Сentral. Нет, мы вдохновлялись гораздо большим. Цель — сделать сервис, который помогал бы создать персональную программу обучения, ориентированную на потребности конкретного человека и собранную как конструктор из различных качественных составляющих.

На таком сервисе человек и поймёт, чего ему хочется, и сможет этого достигнуть.
Юрий Куприянов: Следующий шаг для Eclass — личный кабинет, где ты можешь отслеживать свои успехи (как на Coursera). Дальше будем думать, как мотивировать учащихся. Возможно, когда накопим базу пользователей, встроим элементы игрофикации. Построение и прокачку собственного персонажа, например.

Юрий Куприянов

Какие на ваш взгляд образовательные стартапы прошлых лет — самые удачные и важные?

Григорий Сапунов: Я отмечу несколько важных образовательных инициатив, не все из них можно назвать стартапами.

0. Википедия. Беспрецедентный ресурс, который можно рассматривать и в контексте образования.

1. AI-class и ML-class, из которых выросли Udacity и Coursera. Они первые показали огромную потребность в подобных сервисах и нашли работающую модель. Существовавшая задолго до них MIT OpenCourseWare (и другие аналогичные инициативы) не смогла собрать вместе нужные ингредиенты, а эти проекты смогли.

2. В России это премия «Просветитель» и вообще деятельность фонда «Династия», в том числе — издание качественной научно-популярной литературы. Считаю, что у них есть огромные заслуги в деле популяризации науки и образования.

3. Все больше открытых лекций по разным темам, все больше систематических мероприятий. В Москве особенно хочется отметить лекторий Политехнического музея, а также открытые лекции Полит.ру.

4. Инициативы отдельных организаций по созданию специализированных учебных центров: здесь можно упомянуть Школу анализа данных Яндекса, питерский Computer Science Center, Школу программистов hh.ru и т.п. Здесь же упомяну и приход крупных компаний в академическую среду (тот же Яндекс, ABBYY, Parallels и т.д.), но эта деятельность менее резонансна, да и её результат мне оценить сложнее.

5. Значим ted.com — не чтобы чему-то научить, а чтобы зажечь и заинтересовать. Это тоже важная сторона образования.
Отмечу, что большую долю перечисленного занимает оффлайн-составляющая, она важна. Образовательные стартапы ближайшего будущего будут ещё глубже прорастать в офлайн.

Юрий Куприянов: LinguaLeo — образец применения мягких способов мотивации, но при этом там есть «рельсы», по которым человека проводят. Рельсы нужны, повторюсь: если просто выложить контент — он никого не мотивирует.

Упомяну еще «Соло на клавиатуре» с его чудесной атмосферой секты. Как только скачиваешь и регистрируешься, тебе начинают приходить письма от разных посвященных и Самого Шахиджаняна. Опять рельсы.

Из западных проектов — уже упомянутые Гришей AI и МL, которые сделали Себастьян Трун и Эндрю Нг. А других серьезных успешных стартапов между Википедией и Coursera я вспомнить не могу. Ну, может, KhanAcademy.

Что вы думаете о ближайшем будущем электронных курсов и образования в целом? Куда всё двинется?

Григорий Сапунов: У нас появятся «представительства» зарубежных университетов, где любой желающий сможет получить признаваемый за рубежом диплом, и электронные курсы сыграют в этом решающую роль.

Возможно, это выльется в появление сертифицирующих центров по аналогии с центрами, принимающими экзамены по иностранным языкам. Наши родные вузы слишком близоруки и медлительны, чтобы понять эту опасность и оперативно отреагировать.

У людей появится возможность создавать истинно персональные программы обучения и более эффективно их осваивать. «Более эффективно» означает «за меньшее время и с большей отдачей».

Образование не будет заканчиваться с выходом из школы/института, как это происходит для многих сейчас, а будет продолжаться всю жизнь. Lifetime learning. Это обеспечит непрерывное совершенствование, изучение и открытие нового, гораздо большую мобильность и быструю переквалификацию, более полное раскрытие человеческих талантов.

Произойдут изменения в нашем высшем и дополнительном образовании, так как в данный момент все эти сервисы больше рассчитаны на достаточно зрелых людей, понимающих и осознающих, что им нужно и зачем. Чуть позже изменения доберутся и до средней школы.
Электронные курсы преодолеют свои ограничения: проверку сложных творческих заданий, работу с физическим миром и другие.

Юрий Куприянов: В мире образование, с точки зрения организации, становится сетевым, разветвленным. Университет, как единственный носитель знания, утрачивает свою структуру единого центра и превращается в сеть взаимодействующих компаний, в такую своего рода кооперацию с разделением труда: то, что раньше делал только университет, теперь распределяется среди более узкоспециализированных игроков. То есть, такие задачи, как создание учебного курса, его проведения, оценки знаний – они решаются разными компаниями, разными агентами на этом рынке. И такая специализация дальше идет — вот появились межвузовские площадки для размещения учебных курсов, маркетплейсы. Очевидно, к ним «для комплекта» должны появиться такие же «виртуальные деканаты» — агенты, которые выполняют функцию сборки целой учебной программы, подбора в нее курсов из имеющихся в наличии, расстановки зависимостей между курсами и обеспечение мотивационной составляющей обучения. А потом стоит ожидать независимых оценщиков знаний-умений-навыков. То есть, растет понимание, что университет — это сервис, который, как любой другой сервис, может быть собран из компонентов под конкретного студента и его индивидуальный запрос. Или, наоборот, если посмотреть со стороны работодателя —под конкретную позицию может быть собрана программа.

Оффлайновыми методами такая задача не решается — чтобы сформировать учебную программу в университете под заказ какой-либо отрасли или компании, нужно потратить годы. В этом смысле картина в нашем российском образовании еще печальнее (ответственно заявляю как действующий преподаватель). Наши вузы сейчас задыхаются от бюрократической работы, которая на них навалилась, и ни о каких образовательных перспективах думать не могут. Процесс изменения программы дисциплины или всего учебного плана —это адова бюрократическая работа, и лишний раз ее делать не станут. Прибавим сюда естественное сокращение профессорско-преподавательского состава и отсутствие притока молодежи, и получим мощный тренд ухудшения качества преподавания. В отдельных случаях существуют всплески активности, противодействующей этому тренду — это может выглядеть как партизанские занятия, когда фактически читается совсем не то, что согласовано в программе дисциплины; либо это могут быть реальные специалисты из отрасли, идущие в вузы с просветительскими целями на волонтерских началах. Но подобная практика довольно быстро прекращается, в силу бессистемности таких усилий и даже наоборот — противостоянии системе официального образования.

У студентов (да и у работодателей!) в таких условиях формируется стойкий запрос на качественное образование. И этот запрос не остается без ответа. Рынок образования очень быстро становится глобальным — а студенты и родители приучаются сравнивать цену на обучение в России и в Европе/США. Предпоследние барьеры на этом рынке — язык и юридическое признание дипломов. Первую успешно решают крупнейшие компании, Google, IBM, Microsoft, Abbyy – и, видимо, решат в ближайшие 2-3 года, то есть, проблема перевода перестанет стоять на повестке дня. А присоединение большинства развитых стран к Болонской системе и признание образовательных кредитов сделают обучение одновременно в нескольких университетах стандартной практикой. Вот тут-то самое интересное и начнется :)

Записал Тимур Аникин при участии Анны Вайнмахер

50 Comments

Яндекс.Метрика