19 апреля 2013 17:01Все записи, События

«Я полечу на Сатурн»

12 и 13 апреля команды интеракториума «Марс-Тефо» и «Космофеста» устроили на ВВЦ праздник — фестиваль «Пора в космос 2013» для взрослых и детей. Участвовали: романтики, прагматики, профессионалы и новички, которые смогут пополнить космоотряды, когда подрастут. Помогли провести фестиваль друзья и партнеры «Марс-Тефо», желающие приблизить общее межпланетное будущее.

Охотники за пикселями

Фестиваль открылся пресс-конференцией сотрудника «Марс-Тефо» Виталия Егорова, администратора группы «Вконтакте» о марсоходе Curiosity. 11 апреля NASA опубликовала сообщение: команда энтузиастов, организованная Виталием, добилась признания, что расплывчатые артефакты на полуторагигабайтном (30 сантиметров на пиксель) снимке Марса 2007 года  — это потерянная советская межпланетная станция «Марс-3», примарсившаяся в 1971 году.

— Искали полтора месяца, а оформилась находка в новогоднюю ночь. Вот только не под бой курантов, а ближе к утру. Спасибо Деду Морозу! — смеется Егоров. Он честно признается, что они — не первооткрыватели: до них, в 2011 году, пользователь одного из интернет-форумов с ником «Имхотеп» (он и сейчас предпочитает оставаться инкогнито), также указал на найденный ими участок. Но две находки были сделаны независимо друг от друга, а несколько месяцев на убеждение NASA сфотографировать заново и разобраться потратил именно Виталий Егоров, уже нацелившийся на поиск «Марс-6»  и других потерянных зондов, европейских и американских.

Юрий Романенко

— Товарищ ваш очень внимательный, надо отдать ему должное. Думаю, что у молодых людей, которые хотят заниматься космонавтикой, эта находка разожжет аппетит — говорит Юрий Романенко, сотрудник «НПО им. С.А. Лавочкина». Больше сорока лет назад он создавал «Марс-3», а теперь экстренно прибыл на «Марс-Тефо» и разъясняет журналистам, как раскрывался парашют советской станции, и что такое пироболты.
Исчерпывающие подробности поиска пропавшей станции — здесь.

Дети

Пресс-конференция закончилась и на «Марс-Тефо» хлынули школьники. За два дня несколько сотен детей бесплатно прошли здесь экскурсионную программу, знакомящую с Марсом и космической индустрией. Они с любопытством изучали модель реактора марсианской станции, управляли виртуальным геологическим зондом и реальным макетом селенохода.

— Лично мне сильнее всего понравилась экскурсия, где реактор и солнечная батарея.
— А мне — где тач-скрин!

Перебивая друг друга, две подружки-Юли делятся впечатлениями. Не понравилось им, что экскурсия короткая (из-за наплыва участников их и впрямь укоротили), но они рассчитывают вернуться и поучаствовать в двухчасовой игре.

— Мне понравился этот — кивает в сторону селенохода маленький Артем. И, подумав, добавляет: А еще — шлем!
Иду к селеноходу мимо выставки детских рисунков и встречаю Бориса Головацкого, руководителя проекта «Марс-Тефо». Спрашиваю: уверен ли он, что заинтересовать детей космосом — такая уж важная задача.

— Я изучил статистику по исследовательским искусственным спутникам — говорит Головацкий. —  У NASA был провал по запускам в восьмидесятые и в начале девяностых, в начале двухтысячных они опомнились и сейчас там всё бурно развивается. В России начали шевелиться лет на пять позже и напоролись на то, что двадцать лет был кадровый кризис. Нет специалистов. Моего отца приглашали вернуться обратно в «Лавочку» (НПО им. Лавочкина — прим. авт.)! А когда интереса к космонавтике у людей нет, то и спутники падают.

Forward in the USSR

Пока в интеракториуме шли лекции согласно программе фестиваля, в Доме Культуры ВДНХ открылась выставка «СССР-2061. Будущее, до которого хочется дожить». Это не разовый, а длительный проект, работы с этой выставки можно посмотреть так или так.
Два часа рядом с картинами шла бурная дискуссия о будущем человечества между организаторами и гостями выставки. На импровизированном «круглом столе» — хоть стола там не было вовсе — пытались понять, может ли космос снова стать сверхидеей человечества, обсуждали, как фантастические книги повлияли на реальность и где наше будущее: в утопиях или антиутопиях? Цитаты и портреты отдельных участников — в репортаже strf.ru.

«Космические корабли — не роскошь, а средство передвижения»

«Это наш Циолковский в барабаны стучал // Землю вращал, звёзды стращал // 
Е-а, Вселенную раскачааааааал!» — услышав эти слова, Дарт Вейдер повернулся, и пристально посмотрел на собравшуюся у входа на ВВЦ толпу. Но, поддавшись общему благодушию, решил никого не стращать и продолжил фотографироваться со своими фанатами.

Это был самый веселый момент первого дня: музыка, танцы, веселые костюмы и плакаты. Вечеринка притягивала случайных прохожих и на Космошествие к павильону «Космос» — запускать ракеты! — отправилось множество людей.

У павильона, на площади Промышленности их уже ждали препятствия, которые нужно было преодолеть для запуска — более серьезные, чем гравитация.
Когда их преодолели, ракеты оторвались от Земли:
Разжигавшие всё это веселье космофестовцы перевели дыхание и отправились готовить тематический рок-фестиваль, которым закончится второй день фестиваля.

«Мы — самые зоркие»

— Можно ли на снимке из космоса разглядеть номера автомобилей? Это сказки, разрешение снимков пока не позволяет. Так что расслабьтесь. — подшучивает над аудиторией Игорь Тирский, астроном и популяризатор науки. Его лекция посвящена телескопу «Радиоастрон», но Тирский свободно переходит к биткоинам («Если бы энтузиастам платили хоть цент за терабайт, данные телескопов расшифровывались бы быстрее»), преобразованиям Фурье и множеству других научных тем, помогающих увлекательно объяснять астрономические проблемы.

— Россия — единственная страна в мире, которая обладает такой техникой. — говорит Тирский, описывая уникальные свойства «Радиоастрона». Мы — самые зоркие. Но пиар-отделы в российской космонавтике работают плохо, да и красивые картинки с радиотелескопа получить не так просто, как с оптического «Хаббла».

До знакомства с «Радиоастроном» в тот же день 13 марта слушатели узнавали историю любительской астрономии (и практику современных любителей) — от Оксаны из  «Астрономо-геодезического объединения». А после —  знакомились с работой российской орбитальной группировки благодаря Тамаре Ганиной из научного центра оперативного мониторинга Земли ОАО «Российские космические системы».

— Используя геопортал Роскосмоса, вы можете сами отправить заявку и получить съемку той или иной территории с орбиты… — на этой многообещающей фразе мне, к сожалению, пришлось покинуть лекторий и отправиться к «Нанотраку», мобильной нанотехнологической лаборатории.


— Одежда, в которую вшиваются такие ниточки, стала умной, она понимает жарко вам или холодно, сама расстегивается или застегивается. Платье может — посмотрите на экран — укорачиваться или удлиняться, а в метро оно будет расталкивать окружающих и проветриваться. Или другое ненаучное применение — зубные штифты…

После десяти минут бодрого перечисления разнообразных нанотехнологических чудес я вспоминаю фильм «Бразилия», и отгоняя прочь тревожные мысли о зубных штифтах, которые умнее меня, быстро возвращаюсь в лекторий, где Владимир Бодров, инженер центра логики и управления НПО им. Лавочкина, говорит о Луне.

— Мое личное мнение — людям в космосе пока делать нечего, наш путь — машины, грозно блистающие сталью, которые должны исследовать Солнечную систему. — улыбается он и рассказывает о залежах лунной воды, которые позволят прямо там производить ракетное топливо для этих машин.

Зонды любопытства

Этажом ниже с утра развлекаются люди, без которых фестиваль лишился бы смысла, хоть их пока и не волнуют ни радикально укорачивающиеся платья, ни количество гелия-3 и дейтерия в лунном грунте. Они пришли сюда с папами, мамами, бабушками и дедушками и мастерят модели ракет, лепят из пластилина инопланетян, облепляют микроскопы, динамо-машинки и другие наукоемкие игрушки. Кто-то перемещается в темный актовый зал и смотрит там «День рождения Алисы» на большом экране, кто-то участвует в викторине, самые взрослые участвуют в мастер-классе по робототехнике.

В атмосфере, насыщенной шумом и беготней, выделяются сосредоточенные лица трех детей, сидящих за ноутбуками с какой-то спецпрограммой.

Самому младшему взрослые подсказывают:

— Нажимай на Марс. Вот, на Марсе ты почти 10 килограм будешь весить. А Юпитер давай проверим. На Юпитере будешь 61 весить, как папа. Хочешь на Юпитер?

— Я полечу на Сатурн.

Текст и фото — Тимур Аникин для metaver.net
Яндекс.Метрика